15:19 

Великая Отечественная

Такие истории не могу не перепостить.

15.04.2010 в 10:57
Пишет ЛюбительБелок:

Николай Сиротинин. Один в поле - воин
17 июля 1941 года, Сокольничи, близ Кричева, немцы вечером хоронили русского неизвестного солдата. Да, этого советского воина хоронил противник.
С почестями. Гораздо позже выяснилось, что это был командир орудия 137-й стрелковой дивизии 13-й армии старший сержант Николай Сиротинин.


Летом 1941 года к белорусскому городку Кричеву прорывалась 4-я танковая дивизия Хайнца Гудериана, одного из самых талантливых немецких генералов-танкистов. Части 13-й советской армии отступали. Не отступал только наводчик Коля Сиротинин — совсем мальчишка, невысокий, тихий, щупленький. Ему тогда только-только исполнилось 19 лет.

«Здесь останутся два человека с пушкой», — сказал командир батареи. Николай вызвался добровольцем. Вторым остался сам командир. Коля занял позицию на холме прямо на колхозном поле. Пушка тонула в высокой ржи, зато ему хорошо видны были шоссе и мост через речушку Добрость. Когда головной танк вышел на мост, Коля первым же выстрелом подбил его. Вторым снарядом поджег бронетранспортер, замыкавший колонну, создав затор.

Не совсем ясно до сих пор, почему Коля остался в поле один. Но версии есть. У него, видимо, как раз и была задача — создать на мосту «пробку», подбив головную машину гитлеровцев. Лейтенант у моста и корректировал огонь, а потом, видимо, вызвал на затор из немецких танков огонь другой нашей артиллерии. Из-за реки. Достоверно известно, что лейтенанта ранили и потом он ушел в сторону наших позиций. Есть предположение, что и Коля должен был отойти к своим, выполнив задачу. Но… у него было 60 снарядов. И он остался!

Два танка попытались стащить головной танк с моста, но тоже были подбиты. Бронированная машина попыталась преодолеть речку Добрость не по мосту. Но увязла в болотистом береге, где и её нашел очередной снаряд. Коля стрелял и стрелял, вышибая танк за танком…

Танки Гудериана уперлись в Колю Сиротинина, как в Брестскую крепость. Уже горели 11 танков и 7 бронетранспортеров! То, что больше половины из них сжег один Сиротинин, — точно (какие-то достала и артиллерия из-за реки). Почти два часа этого странного боя немцы не могли понять, где окопалась русская батарея. А когда вышли на Колину позицию, были очень удивлены, что стоит только одно орудие. У Николай оставалось всего три снаряда. Предлагали сдаться. Коля ответил пальбой по ним из карабина.

После боя обер-лейтенант 4-й танковой дивизии Хенфельд записал в дневнике:
«17 июля 1941 года. Сокольничи, близ Кричева. Вечером хоронили неизвестного русского солдата. Он один стоял у пушки, долго расстреливал колонну танков и пехоту, так и погиб. Все удивлялись его храбрости… Оберст (полковник) перед могилой говорил, что если бы все солдаты фюрера дрались, как этот русский, то завоевали бы весь мир. Три раза стреляли залпами из винтовок. Все-таки он русский, нужно ли такое преклонение?»

Во второй половине дня немцы собрались у места, где стояла пушка. Туда же заставили прийти и нас, местных жителей, — вспоминает Вержбицкая. — Мне, как знающей немецкий язык, главный немец с орденами приказал переводить. Он сказал, что так должен солдат защищать свою родину — фатерлянд. Потом из кармана гимнастерки нашего убитого солдата достали медальон с запиской, кто да откуда. Главный немец сказал мне: «Возьми и напиши родным. Пусть мать знает, каким героем был её сын и как он погиб». Я побоялась это сделать… Тогда стоявший в могиле и накрывавший советской плащ-палаткой тело Сиротинина немецкий молодой офицер вырвал у меня бумажку и медальон и что-то грубо сказал.

Гитлеровцы ещё долго после похорон стояли у пушки и могилы посреди колхозного поля, не без восхищения подсчитывая выстрелы и попадания.

Сегодня в селе Сокольничи могилы, в которой немцы похоронили Колю, нет. Через три года после войны останки Коли перенесли в братскую могилу, поле распахали и засеяли, пушку сдали в утильсырье. Да и героем его назвали лишь через 19 лет после подвига. Причем даже не Героем Советского Союза — он посмертно награжден орденом Отечественной войны I степени.

Лишь в 1960 году сотрудники Центрального архива Советской армии разведали все подробности подвига. Памятник герою тоже поставили, но нескладный, с фальшивой пушкой и просто где-то в стороне. В 61-м году, когда кричевские краеведы отыскали могилу Коли. Съездили в Белоруссию всей семьей. Кричевцы хлопотали, чтобы представить Колю к званию Героя Советского Союза. Только напрасно: для оформления документов обязательно была нужна его фотография, хоть какая-то. А у нас же её нет! Так и не дали Коле Героя. В Белоруссии его подвиг известен. И очень обидно, что в родном Орле о нем мало кто знает. Даже маленького переулка его именем не назвали.

На вопрос, почему именно Коля вызвался прикрывать отступление нашей армии, Таисия Владимировна отвечает: «Мой брат не мог поступить иначе». 11 танков и 7 бронемашин, 57 солдат и офицеров недосчитались гитлеровцы после боя на берегу реки Добрость, где стоял в заслоне русский солдат Николай Сиротинин.

Надпись на памятнике:
«Здесь на рассвете 17 июля 1941 г. вступил в единоборство с колонной фашистских танков и в двухчасовом бою отбил все атаки врага старший сержант-артиллерист Николай Владимирович Сиротинин отдавший свою жизнь за свободу и независимость нашей Родины»


Отсюда


ps: и пусть дальше рассказывают либерасты, что РККА умели только шапками закидывать и ломиться с булыжником на танки под огнем загранотрядов НКВД...
О таких пацанах все равно выплывет правда, и если кто не дурак, он сам определит, кого следует равняться....



URL записи

13.04.2010 в 13:23
Пишет sanitareugen:

О Человеке.
В ночь с 10 на 11 апреля 1944 года, ровно 66 лет назад, лётчик Мамкин возвращался из очередного вылета в немецкий тыл. Ночь была ясной, лунной; немецкий истребитель заметил ползущий к линии фронта Р-5 с бортовым номером 02-03 и обстрелял его. Мотор загорелся, кабину пилота начал заполнять дым, за которым потянулись языки пламени. По инструкции полагалось проверить высоту и прыгать. Лётчик 1-й транспортно-бомбардировочной эскадрильи 105 гвардейского отдельного авиационного полка ГВФ (Гражданского воздушного флота — то есть Аэрофлота) лейтенант Мамкин инструкцию не выполнил.

... В конце 1943 года командованию Полоцко-Лепельской партизанской зоны стало известно, что немцы нашли рациональное применение находившимся в их власти славянским детям — хоть те и принадлежат к неполноценным племенам, их кровь вполне пригодна для спасения раненых солдат фюрера. Одним из источников свежей крови должен был стать контингент Полоцкого детского дома, не успевший в своё время эвакуироваться. Ко времени, о котором идёт речь, детей в нём было больше 150, возрастом от 3 до 14 лет.

Однако свирепые и безжалостные белорусские подпольщики группы «Бесстрашные» и партизаны отряда имени Щорса бригады имени Чапаева хитростью и обманом оставили немцев без детской крови. Руководство детдома убедило местные оккупационные власти, что больных и истощённых детей сначала лучше откормить на деревенских хлебах. В результате детей удалось вывести в партизанские леса.

Весной, воспользовавшись тем, что природа и климат затормозили 1-й Прибалтийский фронт, немцы решили покончить с белорусскими партизанами, сосредоточив огромные силы. Командующий фронтом Иван Христофорович Баграмян распорядился: силами 3-й воздушной армии партизанам помочь, детей вывезти. Развернулась операция «Звёздочка», в ходе которой к своим было вывезено более 200 детей, а также 314 раненых партизан; партизаны получили 90 тонн боеприпасов и спецгрузов.

В ночь с 10 на 11 апреля 1944 года пилот Мамкин прилетел за детьми в девятый раз. Кинохроника (да, к партизанам были направлены спецгруппы кинооператоров — чтобы фиксировать происходящее для истории и будущих поколений) сохранила кадры погрузки детей в его самолёт. В качестве аэродрома использовалось озеро Вечелье, но лёд становился всё тоньше, и надо было торопиться.

Удивительно, но факт: в самолёт Мамкина удалось втиснуть десять детей, их воспитательницу Валентину Латко и двух взрослых раненых партизан. Лётчик поднял машину и повёл её к своим. Но на подлёте к линии фронта попал под огонь немецкого «ночника».

Линию фронта лётчик пересёк на уже горящей машине. Горел мотор, пламя добралось до открытой кабины пилота. Горели унты и комбинезон с парашютными лямками, обугливался шлемофон, в огне начали плавиться стёкла лётных очков. Горящий лётчик подобрал подходящую площадку и успешно посадил самолёт. Первым из него выбрался старший мальчик Володя Шишков. Он и подбежавшие солдаты вытащили из самолёта всех пассажиров; перегородка, отделяющая кабину лётчика, прогорела, и у некоторых из них уже тлела одежда.

Лётчик Мамкин выбрался из кабины сам, но за бортом обугленные до костей ноги отказались ему служить. Прежде чем потерять сознание, он задал единственный вопрос: «Дети живы?» Лётчика доставили в госпиталь, но сделать уже ничего было нельзя. 17 апреля лётчик Мамкин умер. В этот день его поминают все, кому дорога память о нём — только детей и внуков спасённых им детей в конце 1970-х было уже больше тридцати. Помнят его и в 227 средней школе Москвы, где сохранился Музей боевой славы 105 авиаполка ГВФ.

community.livejournal.com/warhistory/1885089.ht...

URL записи

12.04.2010 в 14:19
Пишет sanitareugen:
Это Песец! Район Песец... Скан статьи о подвиге красноармейца Овчаренко, в одиночку разгромившего пытавшийся взять его в плен отряд гитлеровцев.



А здесь более сухое сообщение:
www.warheroes.ru/hero/hero.asp?Hero_id=5625

URL записи

@музыка: Был трудный, решительный бой...

@темы: военное, Великая Отечественная

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Слънчево е днес

главная