Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
19:30 

Кудрин и ВШЭ как апологеты хремастики

Ingris
29.05.2017 в 18:43
Пишет Pam Jones:
Разбираем «пять мифов» либерала Кудрина
Статья Кудрина построена по принципу «миф/его опровержение». Я буду приводить «миф», комментарий Кудрина и мой ответ.
А не пора ли этим господам встретиться с Улюкаевым?
На днях пан Кудрин разродился похабненькой статейкой в «Коммерсанте» под названием «Пять опасных мифов». Эту убогую агитку успели разнести в пух и прах и академик РАН Сергей Глазьев, и Борис Титов из «Столыпинского клуба».
Но поскольку я руководствуюсь принципом

«Если видишь: либерала
В подворотне бьют с ноги,
То пробей ему с разбега
И ребятам помоги»,

то решил добавить и своих тумаков в этот хор.

Итак, давайте посмотрим, что же там сочинил пан Кудрин, пытаясь продвинуть интересы МВФ на российском экономическом пространстве.
Статья Кудрина построена по принципу «миф/его опровержение». Я буду приводить «миф», комментарий Кудрина и мой ответ.

«Миф 1»: Инфляция в нашей стране носит преимущественно немонетарный характер, следовательно, ее бессмысленно регулировать мерами денежной политики, и Банк России должен отказаться от таргетирования инфляции как своей основной задачи, поскольку с ней можно справиться с помощью ограничения монопольных тарифов.

Кудрин: К «немонетарным» факторам инфляции относят не только рост тарифов естественных монополий, но и любое увеличение цен вследствие роста издержек, включая девальвацию национальной валюты, а также инфляционные ожидания.

В действительности же каждый из этих факторов так или иначе носит монетарный характер. Рост тарифов напрямую коррелирует с ростом денежной массы в предшествующий год, поэтому инфляция на рынке потребительских товаров, спровоцированная индексацией тарифов, является результатом предыдущей денежной политики ЦБ. Даже когда денежные власти напрямую не таргетируют обменный курс, а используют в качестве инструмента процентную ставку, они с ее помощью влияют на денежное предложение и потоки капитала. Это, в свою очередь, определяет соотношение спроса и предложения на валютном рынке, а следовательно, влияет на курс. Наконец, независимо от того, насколько рациональными являются инфляционные ожидания, их, прежде всего, определяет политика ЦБ, задающая фактические темпы инфляции.

Роджерс: Инфляция, прежде всего, возникает за счёт роста потребительских цен. А рост потребительских цен зачастую вовсе не связан с объёмом денежной массы, а вызывается произволом монополистов. Например, несколько крупнейших ритейловых сетей, осуществив картельный сговор, могут синхронно поднимать цены на определённые категории товаров. Так регулярно действуют те же «Волмарт» и «Амазон» в США, которые в некоторых регионах вытеснили всех конкурентов и стали монополистами.

Причём цены растут не у производителей, а на этапе продажи конечному потребителю, то есть этот рост сугубо спекулятивный.

Или возьмём цены на бензин. Если вы посмотрите динамику их изменения в России за последние три года, то увидите, что цена на бензин не коррелирует с ценой на нефть. Наоборот, пока цены на нефть падали – цены на бензин росли. Таким образом нефтяные компании, пользуясь своим монопольным положением, компенсировали за счёт внутренних потребителей потери на внешних рынках.

В свою очередь рост цен на топливо приводил к росту цен на все другие категории товаров.

И всё это вызывало инфляцию, на которую никакие монетарные действия ЦБ РФ повлиять не могли (могли бы действия ФАС, но это не является предметом нашего рассмотрения).

Кстати, увеличение денежной массы национальной валюты не означает автоматического смещения её курса в сторону ослабления. Ибо тут примитивные формулы типа «менять все на все» не работают, поскольку на курс влияет множество факторов.

Так что пан Кудрин во всех этих вопросах или некомпетентен, или врёт.

«Миф 2»: Экономический рост сдерживается недостаточностью денег, следовательно, его можно подтолкнуть с помощью расширения денежного предложения.

Кудрин: В действительности же монетизация и иные показатели развития кредитных отношений определяются не жесткостью или мягкостью денежной политики, а способностью самой финансовой системы генерировать ресурсы. Эмпирические данные не дают оснований считать, что есть устойчивая связь между мягкостью монетарного режима и проникновением кредита. И напротив, они подтверждают наличие такой связи между увеличением денежной базы и ростом потребительских цен.

Сегодня краткосрочное кредитование доминирует в России из-за неопределенности макроэкономических условий, высокой инфляции, плохого инвестиционного климата и недостаточного развития финансовых институтов. Наш относительно низкий уровень монетизации является не причиной слабости финансовой системы, а ее следствием.

Роджерс: О том, что основным внутренним источником роста экономики является рост покупательной способности населения знают в ФРС, но не знает пан Кудрин. А рост покупательной способности населения вызывается опережающим ростом зарплат и пенсий, о чём неоднократно говорил Владимир Владимирович Путин.

Да, это может вызвать определённую инфляцию. Но это не страшно, пока

а) проценты по депозитам остаются выше инфляции;

б) продолжается рост ВВП, приводящий к росту благосостояния населения (деньги слегка обесцениваются, но при этом за счёт роста зарплат и пенсий покупательная способность населения растёт).

Пан Кудрин же предлагает сосредоточиться на увеличении несырьевого экспорта, то есть фактически забить на развитие внутреннего рынка. Увеличивать не доходы населения, а доходы капиталистов.

К тому же возникает вопрос: а кому и что мы должны продавать? И пустят ли нас другие страны на свои рынки? Ведь главное в современной мировой экономике не суметь произвести, а суметь продать произведённое. И практика показывает нам повсеместное нарушение правил ВТО, квотирование, заградительные пошлины и прочие проявления протекционизма (не говоря уже о враждебных санкциях).

Поэтому высказывания пана Кудрина – это сферический либерал в вакууме.

И что значит «способность самой финансовой системы генерировать ресурсы»? Гезелевы деньги? Деривативы? Ничем не обеспеченные обязательства? Пузыри? Нет уж, такой хоккей нам не нужен!

Если финансовой системе нужны какие-то дополнительные инструменты по созданию суррогатных денег, то это означает, что ЦБ не справляется со своими обязанностями.

«Миф 3»: Экономический рост можно разогнать, задействовав имеющиеся в стране значительные незагруженные производственные мощности с помощью смягчения денежно-кредитной политики – снижения процентной ставки.

Кудрин: В этом случае «дьявол кроется в деталях» двух оценок: собственно объема «недозагруженных» мощностей, а также риска ошибки в этой оценке. Сторонники гипотезы о существенной недогрузке зачастую опираются на публикуемый в РЭБ показатель, значение которого последние два года составляет около 75-80%. Однако это не означает, что экономика имеет около 20% незадействованных мощностей: на пике роста в 2008 году, в момент перегрева нашей экономики, этот показатель составлял около 85%, поэтому нормальному уровню загрузки и будет соответствовать значение около 80%. Согласно другому анализу – специалистов ЦМАКПа, – в некоторых отраслях обрабатывающей промышленности действительно есть свободные мощности, которые могут позволить им увеличить выпуск на 5-10% – при условии роста спроса. При этом аналитики Банка России и Института Гайдара считают, что главную роль в торможении экономического роста играют структурные факторы, и потенциала для монетарного стимулирования нет.

Даже если отдельные свободные мощности есть, нельзя «стрелять» по ним из тяжелой монетарной артиллерии, увеличивая риск общего разгона инфляции. Теоретически можно было бы использовать адресные субсидии. Но и в этом случае нужно понимать, что те отрасли или конкретные предприятия, которые получат льготное финансирование, будут лишены стимулов к повышению эффективности. Возникнет реальная угроза формирования целых кластеров, которые при отрицательной реальной рентабельности станут лоббировать получение дешевых кредитов от Центрального банка. Следовательно, финансирование неэффективных отраслей будет осуществляться за счет обременения всех остальных инфляционным налогом.

Роджерс: А в институте Гайдара есть экономисты? Правда? Ни разу не видел.

В целом же это всё абстрактные рассуждения, не имеющие никакого отношения к реальности. В реальности же в России есть проблема бедности. Миллионы людей находятся за чертой бедности, и это нужно решать.

Как это сделать? Нужно

а) дать им достойно оплачиваемую работу, то есть создать рабочие места;

б) произвести товары, которые они смогут потребить.

То есть создавать рабочие места в реальном секторе экономики (прежде всего, в производстве тех самых товаров, которых не хватает бедным). Но в условиях, когда пан Кудрин предлагает уменьшать денежную массу и/или лишать реальный сектор экономики дешёвых «длинных» денег, это становится невыполнимой задачей.

Мы оказываемся в ситуации, когда у нас есть повар, огонь, сковородка и яйца, но мы сидим голодные, потому что у нас нет денег.

Если мы посмотрим на тактику европейских и американских центробанков, то увидим, что они не стесняются стимулировать рост собственных экономик за счёт увеличения денежной массы. И то, что часть этих денег утекает на финансовые рынки, их не пугает (а вот это зря!). А вот целевая эмиссия позволяет этого избежать (впрочем, это я забегаю вперёд, об этом в следующем пункте).

«Миф 4»: Увеличению темпов роста может способствовать какой-либо аналог политики «количественного смягчения» – предоставления дополнительной ликвидности на льготных условиях.

Кудрин: Эта политика, которую активно проводили и отчасти проводят денежные власти США, Японии, Великобритании и еврозоны, может способствовать восстановлению там экономического роста, потому что все эти страны, изначально жившие в условиях низкой инфляции, уперлись в нулевую границу процентных ставок и столкнулись с угрозой дефляции. При этом и в период кризиса эти страны не меняли своего инфляционного ориентира, остававшегося на уровне 2%. В нашей экономике ничего подобного нет, поэтому отечественный вариант такой политики лишь неминуемо ускорит инфляцию и увеличит давление на рубль в результате «выплескивания» дополнительных денег на валютный рынок.

Предлагаемое некоторыми авторами адресное использование такой эмиссии – ограничение в целях, на которые она может быть потрачена, – не спасет. Даже если предположить, что первоначально все выданные ЦБ кредиты будут израсходованы в строгом соответствии с инвестиционными требованиями, на втором шаге они все равно окажутся на валютном и потребительском рынках – через выплату зарплаты, оплату работы подрядчиков, покупку оборудования и так далее.

Роджерс: Начнём с того, что низкая инфляция в США – это миф. Они просто свою инфляцию направляют во внешний мир, поддерживая внутри Соединённых Штатов относительно стабильную денежную массу, а её избыток направляя вовне. Несмотря на это покупательная способность доллара падает в два раза каждые десять лет (во времена Великой Депрессии хорошей считалась зарплата в сорок долларов).

Теперь по второму утверждению.

1. Выданные целевые кредиты приведут к появлению новых производств. Новые производства – это новые материальные активы, и их наличие уравновешивает рост денежной массы, поскольку в классическом уравнении «денежная масса = товарная масса» синхронно вырастут обе части. Стыдно не знать. Дебет с кредитом свести не можете, пан Кудрин? Ай-ай-ай!

2. Попадая на потребительский рынок на втором шаге, эти средства не приведут к инфляции, а приведут к росту покупательной способности населения, что в свою очередь (о, чудо для либеральных экономистов!) стимулирует рост экономики. При условии, конечно, что мы сами будем производить нужные населению товары, а не закупать их у иностранных производителей. Протекционизм – страшный сон либералов и благо для экономики!

Логика же Кудрина – это «если у населения нет денег, то нет и проблем». У меня просто нет цензурных слов, чтобы описать, какой это лютый северный пушной зверёк.

3. Опять же: покупка оборудования – это рост товарной массы. Она не вызывает инфляции! Более того, это капитальные вложения в средства производства, это есть карашо. Неужели вас и этому не учили в этих ваших ВШЭ?!

«Миф 5»: Возвращение ЦБ к активной валютной политике – вплоть до фиксации валютного курса на заниженном уровне – будет способствовать росту за счет снятия с российских компаний валютных рисков, усиления конкурентных позиций экспортеров и компаний, ориентирующихся на импортозамещение.

Кудрин: Хотя режим регулируемого обменного курса может ненадолго обеспечить иллюзию стабильности, уже в среднесрочной перспективе он, скорее всего, приведет к кризису платежного баланса. В результате зависимость от условий торговли, обусловленная доминированием сырья в структуре экспорта, только вырастет.

Гибкий обменный курс имеет важное преимущество: он позволяет экономике адаптироваться к изменяющимся условиям, поскольку способствует ее переходу к новому равновесию. Это можно проиллюстрировать на нашем недавнем примере: ослабление рубля привело к тому, что за 2015 год прибыль российских компаний выросла на 2,2 трлн руб. (+21%) по сравнению с предыдущим годом, тогда как за 2008 год она упала на 1,1 трлн руб. (-16,5%).

В 2015-2016 годах, в условиях свободного курсообразования, экономический спад составил около 3% и оказался значительно менее глубоким, чем представлялось в начале кризиса, причем это произошло в условиях глубокого и продолжительного ухудшения условий торговли. Напротив, в 2009 году, когда при сопоставимом падении цен на нефть и в условиях оттока капитала было принято решение поддержать курс интервенциями, падение ВВП превысило 8%. При этом Банк России, обладая золотовалютными резервами в объеме около $600 млрд, израсходовал на меры поддержки около трети этой суммы, но ослабления рубля избежать не удалось.

При разработке стратегии экономического роста необходимо делать акцент на его устойчивости. Элементами стратегии не могут быть меры, дающие позитивный эффект только в краткосрочной перспективе, но создающие в экономической системе деформации, мешающие ее здоровому развитию.

Роджерс: Какой прекрасный пример дешёвого манипулирования! Сравнивается кризисный 2008 год, когда всю планету штормило от лопания американского пузыря ипотечных деривативов, с 2015, когда такого кризиса не было. А в чём связь с собственно курсовой политикой? Где корреляция? Их нет, как нет и логики. Кудрин даже не пытается нарисовать такую связь, попросту считая своих читателей идиотами. Цифры озвучены, щёки надуты, а что эти цифры ничего не доказывают – это не важно.

Натянули сову на глобус, потому что гладиолус. У меня хоть рифма есть.

Что же касается оттока капитала в 2008 году, то его можно было избежать. Причём избежать как раз регуляторными методами. Что сделано не было, поскольку все руководствовались либеральными догмами.

При разработке стратегии экономического роста нужно опираться на реальные потребности населения. Ибо именно в удовлетворении этих потребностей, по Аристотелю, и заключается смысл экономики.

По Аристотелю, деньги лишь должны обеспечивать удобство обмена, а по Кудрину реальная экономика существует для обеспечения финансовых показателей. Вот из-за засилия таких «экономистов» в мире и происходят все экономические кризисы.

Зацикленность на получении прибыли, на накоплении богатства и деньгах, как самоцели, как это пытается нам толковать пан Кудрин – это не экономика, а, извините, хрематистика!

Александр Роджерс

URL записи

@темы: социальное

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Слънчево е днес

главная