Ingris
Вадим Кожевников, роман "Щит и меч" - фильм "Щит и меч" (1968 г.) - советский разведчик в нацистской Германии 1940-45 гг., растет от рядового шофера до офицера СД.
Восхитившись книгой, еще даже не дочитав до конца, решила посмотреть снятый по ней фильм.



Фильм любопытен как визуализация, хорош душевной, с детства знакомой песней, звучащей не абы когда, а когда надо по смыслу. Но книга - НАМНОГО детальнее, логичнее, жестче, интереснее. При огромном объеме - все равно жаль, что многие операции и сложные комбинации только упомянуты, про них бы да отдельно в приключенческом духе - как в рассказах про Клосса! Но именно тут показано, что главное для разведчика-информатора (не боевика) - многолетнее терпение, выдержка, осторожность, способность разгадать чужие интриги и вести свои. Показано, как разведчик мог продвинуться на всё более перспективные для дела места (или проколоться и погибнуть, или быть поставленным не на то место, что ему нужно) - выслуживаясь, рискуя, правильно себя подавая, оборачивая к своей пользе любой случай, т.е. строя карьеру у врага - частенько эта сторона жизни шпиона внимания не удостаивается. Переданы оттенки жизни в Третьем Рейхе - в разных землях, слоях общества, службах, при этом в них узнаются черты жизни именно тоталитарного общества, мелькающие что в новостях нынешней Украины, что в европейских фильмах, когда они изображают как понимают советский строй - а на деле рисуют знакомый им фашизм... (На гиммлеровской фразе "Я только тогда верю в преданность, когда она зиждется на страхе" строится вся суть советского агента из АНКЛов...)Встречала мнения, что книга "Щит и меч" - советская агитка, правда, это было в негативном ключе, типа не стоит прочтения... нет, как раз наоборот - в книге оскал фашизма и капитализма не превращается в улыбку, потому как автор не носил либералистических радужных очков.

По стилистике фильм скорее ближе к "Подвигу разведчика", чем к "17 мгновениям весны", как бы между ними - все еще плоские герои, зато объемные декорации. Впрочем, у "Мгновений" фора - гораздо меньший отрезок времени надо показать в большем количестве серий. Тут же надо впихнуть невпихуемое - 6 лет в 4 серии, отсюда - шнель-шнель, быстрая речь, вырванные из романа рубленые мысли, урезанные роли, стремительные сценки, едва скрепленные белыми нитками куски сюжета. Отсюда ощущение театральности, преувеличения, возрастание значимости оставленных персонажам сцен и фраз, игра чрезмерно выразительным лицом и взглядами. Отсюда недержание речи у всех, кроме Вайса - он в роли слушателя, молчит и поддакивает, иллюстрируя поговорку "болтун - находка для шпиона".
Первые две серии преследовала мысль: "Ничего себе как сказку сократили", на третьей добавилось "что за лажа" - как все при сокращении переделано и по-тупому, как дела Вайса не показаны, идут сплошь славословия ему, распределение экранного времени таково, что концентрация советских шпионов на душу населения зашкаливает, ну и озадачило кто этот боров и где Шелленберг... Две самых эмоционально сильных сцены книги - обе про признание Вайса Генриху. В фильме вторая обрезана и слита, а первая дебильна - сотни детей из концлагеря уже спасены тем, что отданы в Европу за выкуп, нах на их колонну нападать, это ж не уйти - не то что нескольких приговоренных к смерти освободить. Та же избыточность с самолетом - по книге, пике было выбрано как надежный способ угробить всех, тут же диверсант сперва всех расстрелял из пулемета, а потом, выходит, самоубился. Перетаскивание Генриха Шварцкопфа на свою сторону способом, которого Вайс в книге сознательно избегал - из чувства личной мести - фи. Финальная сцена странная и призвана давить на жалость (вышел в халате и тапках из палаты и рванул в даль светлую, да мама окликнула). Грубые ходы, обилие свидетелей при тайных встречах и разговорах, славословия и минимум усилий - все это прямо противоположно источнику...

ИМХО: Фильм предназначен для юных, взрослым может показаться посредственным. Книга предназначена для взрослых, при этом некоторые вещи всё равно вынесены в отдельный слой недомолвок (например, сексуальная гнусь: педерастия, пытки, изнасилования, женская германская повинность), и юным может показаться скучной.


"Иоганн, внимательно наблюдая за своими спутниками, сделал для себя важный вывод: скрытность, осторожность, вдумчивое лицемерие, способность к мимикрии и постоянное ощущение неведомой опасности — вот общий дух рейха. И спутники Иоганна, заглазно проникшиеся этим духом, казалось, давали ему, Вайсу, наглядный урок бдительности и лицемерия как основных черт, типичных для благонадежных граждан Третьей империи."

"Один из младших офицеров зондеркоманды, доктор Роденбург, объясняя Зубову сущность исторической миссии германской империи, сказал:
— Мы должны быть сильными и во имя этого обессилить все другие нации. Доброта — признак слабости. Проявление доброты со стороны любого из нас — предательство. И с такими нужно расправляться, как с предателями. Людьми управляет страх. Все, что способно вызвать страх, должно служить рейху так же, как страх смерти служит первоосновой для религиозных верований. Мы открыли величайший принцип фюреризма. Фюрер — вершина, мы — ее подножие, и в полном подчинении воле одного — наша национальная сила. Уничтожение евреев — только акция проверки национального самосознания каждого из нас, своеобразная национальная гигиена… Мы хотим сократить число потребителей ценностей. Чтобы раса господ стала единственным их потребителем, а остальные народы только производили для нас эти ценности. В этом высшая цель, освобождающая нас от всех нравственных предрассудков, стоящих на пути к достижению этой цели."


"Иоганн не мог понять, что в том мире, где он оказался, золото и валюта - величайшие из всех ценностей, и, назначив его"золотым курьером", ему тем самым оказали неограниченное доверие. А он воспринял поручение заниматься контрабандой золота и валюты как выражение недостаточного к нему доверия."

"Самую бесценную для фюрера информацию Канарис получал от лиц, правивших германской промышленностью и одновременно бывших компаньонами столь же могущественных магнатов США, Англии, Франции. Этот обоюдный обмен деловых людей деловой информацией только крайне бестактный и невоспитанный человек мог бы назвать шпионажем, наносящим ущерб безопасности стран, гражданами которых они числились. Но так или иначе баснословные прочные дивиденды были им при всех условиях обеспечены, даже в том случае, если между этими странами возникнет война."

"- Ты вот что мне объясни. Союзники бомбят Германию. А почему немецкая промышленность не только не снизила выпуск продукции, но, наоборот, постоянно его увеличивает и кульминационная точка производства самолетов приходится как раз на время самых сильных бомбежек? И все это вооружение гонится против нас.
- А союзники лупят не по объектам, а только по немецкому населению - с целью терроризировать его и вызвать панику, - продолжил его мысль Вайс.
- Но гестапо так терроризировало население, что куда там бомбежки! - сказал Зубов. - Недавно репрессировали более трехсот тысяч человек. И, понимаешь, вчера ночью я видел, как на молочных цистернах фирмы "Болле" и автомашинах берлинской пожарной охраны вывозили на Восточный фронт стационарные батареи, входящие в систему ПВО Берлина. А раньше туда отправили много зенитных железнодорожных установок. Я уж не говорю об эскадрильях ночных истребителей, снятых с берлинской ПВО для той же цели. Выходит, союзники должны сказать гитлеровцам: "Мерси, услуга немалая". - Поморщился, словно от зубной боли. - Похабная эта стратегия, вот что я тебе скажу! Вместо того чтобы сломать хребет военной промышленности Германии, бьют вкупе с гестаповцами гражданское население. Союзники усиливают воздушный террор, а гестаповцы - полицейский. И немцу от всего этого податься некуда, разве только на фронт. Всех и сметают подчистую тоталкой. И тоже на Восточный фронт гонят. - Сказал со злостью: - Был я тут на одном военном заводишке, смотрел. Вкалывают немцы, отбывающие трудовую повинность, по двенадцать часов в сутки. Началась воздушная тревога - работают. Вот, думаю, народ! А что оказалось? Бомбоубежища нет, а кто оставит станок - саботажник, ему прямой путь в концлагерь. В заводских зонах дежурят не зенитчики, а наряды гестапо. Вот и вся механика. Самые же крупные военные заводы находятся за пределами городов, и союзники их не бомбят - не та мишень."


"В этой войне человечество потеряло миллионы жизней. И среди погибших были те, кто мог бы своим гением и трудом даровать людям величайшие открытия, указать новые пути покорения природы, совершенствования человека. Но они были убиты.
Германский фашизм выпестовали не одни немецкие империалисты — в расчете на дележ добычи им тайно помогали их западные пайщики. В ходе второй мировой войны эти пайщики не раз колебались, боясь упустить момент, когда следует примкнуть к сильнейшему. И только разгром фашистских армий положил конец колебаниям. Но не радость вызвала у них победа, а тревогу. Советская Армия помогла народам оккупированных фашистами стран Европы, сражавшимся в отрядах Сопротивления, изгнать оккупантов с их земли. И теперь эти народы могли продолжать борьбу за социальную свободу."


О работе чекистов-госбезопасников, щите и мече: "Большая она и бесконечно тонкая, сложная и требует человечности в той же мере, как и беспощадности ко всему бесчеловечному на земле."

@темы: Великая отечественная, возлеисторическое, кино, книги