Ingris
Александр и Людмила Белаш, трилогия "Война кукол" ("Война кукол", "Роботы-мстители", "Кибер-вождь"). Социальный киберпанк. Далекое будущее, человечество живет среди инопланетных цивилизаций отнюдь не как передовая из них, но и не захудалая, действие почти всё проходит в огромном Городе на далекой планете.
Первая книга откровенно нудная, до тех пор, пока точка зрения как бы на стороне беглых киберов; пока я ее одолевала, в промежутках успела прочесть парочку историй поувлекательнее. Не бросила потому, что оказался интересен образ Хиллари Хармона, вокруг которого как раз в первой книге нагнетается как вокруг Принца Мрака на серьезных щщах. Потом это подростковое киборговское видение во второй книге сменяется точкой зрения как бы изнутри спецслужбы "Антикибер" (отнюдь не только, но чаще), что делает сложносплетенную историю многограннее и интереснее, а в третьей книге точка зрения то как бы смещается вверх от "войны киборгов", делая ее частью общей панорамы жизни мегаполиса, то следуя за Хиллари, ищущим новый путь сосуществования человечества с высокоразвитым кибернетическим интеллектом. Вся трилогия как цельное произведение - о том, как человечество сделало еще один шажок вперед в развитии цивилизации и гуманизма. И стало это возможно благодаря накопленной массе мелких изменений среди сорванных и по-прежнему служащих киборгов, в какой-то момент благодаря стечению обстоятельств и действий ряда личностей с собственными интересами вскипевшей бурными событиями, поднявшей на этой волне ученого, который смог осмыслить процесс и его возглавить. Выдающаяся личность + ход событий небольшой социальной революции + вопрос, когда ИИ переходит границу неживого и живого, а люди ограничиваются до уровня простейших функций - и кто же они?..
По ходу слегка поднимаются социально-философские темы, благо картина дана широкая, с фоном в виде форумных обсуждений и разговоров по душам, картинок с мест. Общество мегаполиса стратифицировано и живет в развитом капитализме. От высших сфер долетают только отблески, основное действие - там, где проходит жизнь основного населения, от башен бизнес-центров до руинных трущоб.
Еще супруги-Белаши пытаются в стихи-песни. Там, где собственного сочинения - ужас-ужас, там, где В. Кухаришина - малость получше, хотя тоже так себе. Типа, "киберы" есть, вот и "-панк" до комплекта?
Хорошо, а будь первая книга поживее, да "поэзии" поменьше - и отлично было бы.

"...высшие чиновники Федерации создали Корпус Сэйсидов — чтобы людям было кого бояться; по замыслу государственных мужей опасаться следует в первую очередь не налетчиков, а правительства и его вооруженных слуг. Страх перед громилами и насильниками — это частное дело граждан, но кто не боится администрации, тот готов к потрясению основ — и уже поэтому хуже всякого бандита."

"Другие времена, другие песни… А кто сказал, что любимое прошлое должно умереть? ... То, что мы любили в юности, мы пронесем в душе через всю жизнь — это самая сильная и светлая любовь, навсегда."

" — Так «кто» или «что»? — задал он сакраментальный вопрос. — Разумное мыслящее существо или сложная интеллектуальная машина?
...
— Все-таки они — машины, — Хиллари погрустнел. — Они созданы людьми, они вторичны, они восполняют те инстинкты, которые человек не может отработать сам: забота, служение, покорность, комфорт, терпение и общение. Агрессия разъединяет и озлобляет людей, и они придумали, как противовес, киборгов. Но киборги — не куклы. Они не могут существовать без нас. Без нас их жизнь теряет смысл. Без объекта не бывает отражения. Как бы они ни воображали себя свободными — они служат людям. «Семья» Чары помогала наркоманам, Дети Сумерек — плохо, но как могли поддерживали порядок в Антармери, Фанк работал в театре… А наши серые — в проекте. Они воплощают то, чего нам не хватает, — постоянное стремление заботиться о ближнем. И они же — часть индустрии. Человек может выжить в одиночку, киборг — нет. Запчасти, батареи, питание — все создает и обеспечивает человек. Киборг — как инвалид или ребенок; без нашего участия он превращается в хромое чучело, потом — в скелет, облепленный засохшими контракторами. У них нет функции размножения — мы, люди, создаем их, словно своих желанных, но неродившихся детей. И если мы их создали — то не на потеху, а как опору в жизни. Глупо и подло уничтожать друзей, хоть бы они и были квазиорганическими. Люди привязываются к цветам, животным, вещам; что же говорить о киборгах?.."


Алексей Верт "Дзен-софт". Конспирологический киберпанк. В цифровизированном мирке-городе живет Гудвин, промышляющий программированием и продажей нелицензионного софта для людских мозгов. Он знает, что кроме города есть еще Ад и Рай, но еще не знает, что кое-кто запланировал ему посмертную экскурсию, в конце которой парня будет ждать знание и выбор. Впрочем, содержание истории - само путешествие и открытия во время него, переворачивающие мировоззрение человека и "демона", с философствованиями (всё от третьего лица). Глубоко ни один аспект не расписан, эмоций (кроме любопытства и досады на оставшиеся за кадром моменты) не вызывает, а вот недоумение, зачем кое-что тут имело место (например, безопасник-маньяк) - имеется. Неплохо.

Константин Соловьев "Нейро-панк". Антиутопия, детектив, философский киберпанк. Киберпанк наоборот - не киборги гуманизируются, в люди кибергизируются, поэтому, наверное, и название такое, как определение жанра прям.
Будущее, человечество живет в городах-корпорациях и понемногу деградирует. Нейро-софт заменил людям самовоспитание и собственные чувства, все ставят себе базовую личность и множество поведенческих программ, лечат психологические недуги и подражают рекламным звездам, программируют себя на получение удовольствия от всего подряд, осужденные получают наказание в виде нейрокоррекции... и вдруг детектив столкнулся с нейроворовством: кто-то крадет личности, оставляя шкурки телесные с пустотой внутри. В качество религии, кстати, вера в Макаронного монстра :gigi:
Роман во многом похож на соловьевский же роман "Гниль" - типом героя, его окружением и профессией, неслучайностью с ним случившегося, грубое отрубание всей предыдущей жизни с ее смыслами во имя исследования некоего наблюдателя, что же в тебе человеческого, существо? Самокопание, немного экшена, много непоняток, все не то, чем кажутся...
Своеобразно, хорошо.

"- Мы получили то, что хотели. Возможность уйти от границ своего несовершенного тела, которые когда-то казались незыблемыми. Научились ковать тонкие материи из собственных нейронов на нейро-наковальне, быть теми, кем хочется, а не теми, кем определила нам быть ДНК или общество. Полная свобода, безбрежное море возможностей, мириады вариантов. Это ослепило нас, я думаю. Мы считали, что движемся вперед, но курс наш стал петлять. Знаешь, что? В древности люди ориентировались по Полярной звезде, она подсказывала им путь. Но одной ночью в небе вспыхнуло бесчисленное множество звезд, и все одинаково ярки. Они все были прекрасны и манили к себе, но среди них отсутствовала одна – путеводная. И мы забыли про свой путь, потому что решили, будто единого пути и вовсе нет, а смысл жизни – в познании и многообразии его способов. Мы бросились ловить звезды, теряя им счет и забывая, откуда начинали. Как заигравшиеся дети. Мы забыли про космические корабли. К чему терпеть ледяной холод безбрежного космоса, если одна-единственная кнопка может сделать так, чтоб родной дом навеки остался чарующим? К чему исследовать человеческое тело, если нажатие кнопки навсегда сделает его таким, которое полностью тебя удовлетворяет? Зачем искусство, если оно – лишь абстракция, проекция нашего внутреннего «я» на стенки разума? Искусства нет, потому что оно в головах, а их содержимое мы можем менять щелчком пальцев. Мы отринули старые лохмотья, чтоб надеть сверкающие одежды, и сами не заметили, что теряем с ними. А ведь наша планета – не бездонная бочка, знаешь ли. Мы отказались от беспроводной связи и вычислительных ЭВМ, связанных друг с другом, чтоб сэкономить электроэнергию и тающие запасы нефти. И утешали себя тем, что это лишь осколки старого мира, которые никогда не пригодятся нам в новом, всецело покорном человеческому разуму. А ведь это не конец, наш проклятый дар навсегда останется с нами. Ресурсы планеты неизбежно тают, а мы все парим среди звезд, не обращая внимания на подступающий холод. У нас так много блестящих игрушек, что мы редко задумываемся о чем-то всерьез… Я слышал, кое-где уже испытывают автомобили на паровых двигателях. Что будет через сто лет здесь? Впрочем, я уверен, что нейро-терминалы мы отключим в последнюю очередь, прежде чем вернуться в пещеры…"

@темы: книги, НФ где-то рядом